Гуманитарное разминирование Донбасса

11.09.2019 16:04
shadow

Украина входит в пятерку стран по количеству жертв среди гражданских от наземных мин. В частности, по данным, полученным от громад на востоке Украины за период вооруженного конфликта от мин и ВОВ погибли по меньшей мере 977 гражданских лиц и 1528 — получили увечья. И по разным оценкам, потенциально опасными территориями по обе стороны разграничения в районе конфликта на Востоке Украины называются около 14-15 тыс. кв.км.
Газета «День» обратилась к начальнику Управления экологической безопасности и противоминной деятельности Министерства обороны Украины, полковнику Максиму Комисарову с просьбой рассказать, какова ситуация с гуманитарным разминированием в нашей стране, кто занимается решением этой проблемы, какие преграды стоят на этом пути, какую роль могут сыграть международные организации.

До российской агрессии у нас не было больших проблем с заминированными территориями. В целом, это были территории, на которых остались взрывные устройства после двух мировых войн. Но с 2014 года в результате российской агрессии значительная часть нашей территории на Востоке Украины стала загрязненной взрывоопасными предметами.

При этом речь идёт о территории в 7-8 тыс. кв. км, которая требует очистки и технического обследования. А если учесть территорию, которая нам временно неподконтрольна, то эту цифру можно смело умножать на 2.

На сегодняшний день основные усилия по очистке территории проводится на территории освобожденных частях Донецкой и Луганской областей.

Ежегодно в соответствии с поручением правительства мы составляем план разминирования освобожденных территорий, к выполнению которого привлекаются подразделения ВСУ, Государственной службы чрезвычайных ситуаций (ГСЧС), Государственной службы специального транспорта (ГССТ) и международные неправительственные организации (НУО).

Робота международных НУО осуществляется за средства доноров. В течение последних лет мы смогли привлечь такие организации, как The HALO Trust, DDG и FSD. К сожалению, последняя сообщила о прекращении своей деятельности в Украине из-за нехватки финансирования.

Но самая мощная среди международных организаций, которая сейчас работает, — это The HALO Trust. В ней почти 300 человек составляет персонал, который на постоянной основе занимается проведением разминирования и технического исследования. Кроме того, работают подразделения ВСУ, пиротехники из ГСЧС.

На сегодняшний день, с начала российской агрессии против Украины, разминировано около 34 тыс. гектаров и при этом обнаружено и уничтожено 440 тыс. единиц боеприпасов. Но некоторые из этих разминированных участков, прилегающих к линии разграничения, придётся разминировать опять, из-за обстрелов со стороны пророссийских вооруженных формирований.

Кроме разминирования проводятся также мероприятия как нетехнического так и технического обследования с целью определения угроз от взрывоопасных остатков войны и мин. После проведения этих мероприятий можно делать вывод, что территория чистая или загрязненная и требует очистки, проведения контроля качества и передачи для пользования местным громадам.
ИНФОРМИРОВАНИЕ НАСЕЛЕНИЯ И КОНТРОЛЬ КАЧЕСТВА ОЧИСТКИ ТЕРРИТОРИИ
Мы также проводим мероприятия с целью информирования населения о рисках, которые несут мины и взрывоопасные остатки войны. Почти 600 тыс. человек былы проинформированы о рисках, связанных с минами и взрывоопасными остатками войны.

Кроме того, мы занимаемся таким вопросом, как контроль качества очищенной территории. У нас есть 27 очищенных участков на территории Донецкой и Луганской областей, где мы проводим контроль качества. По результатам проверки складывается соответствующий акт проверки качества очищенной земли с дальнейшей её передачей владельцам, громадам, которые будут её использовать.

На сегодняшний день мы смогли проверить 11 участков на контроль качества, и на прошлой неделе (интервью записывалось 14 августа. — Авт.) состоялась передача этих участков.

У нас запланировано в этом году проведение контроля качества на остальных 16 участках и следующих, если все будет нормально, когда мы составим соответствующие документы и так же передадим их в пользование.

Кроме того, организуется помощь пострадавшим. Дополнительно на территории Востока Украины были развернуты военные госпиталя, которые обслуживают не только военных, но и мирное население. Это четыре госпиталя, и дополнительно в Донецкой и Луганской областях действуют десять усиленных больниц, где мы выделяем персонал по направлению минно-взрывных травм, который может оказать квалифицированную помощь.
НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ
Все эти мероприятия по противоминной деятельности требуют нормативно-правового урегулирования. Раньше Украина не имела такой проблемы и не было необходимости в нормативном и правовом урегулировании этого вопроса.

На сегодняшний день принят закон «О противоминной деятельности», но, к сожалению, не в той редакции, которую предлагало Министерство обороны и которую поддерживало правительство. А в результате закон принят в декабре 2018 года и подписан Президентом в январе 2019 года в редакции с более коммерческой составляющей.

Однако до сих пор не сделано никакого шага по воплощению в жизнь данного закона. Хотя есть план о внедрении данного закона и ответственным за его выполнение назначено Министерство по временно оккупированным территориям, но никаких результатов нет.

Мы сейчас рассматриваем вопрос внесения некоторых изменений в данный закон. В целом, основа закона является нормальной, но там есть некоторые отклонения в плане лицензирования, аккредитации, проведения более второстепенных нормативных правовых актов. Там не так расписано, как предусматривает наше законодательство.

Кроме того, Министерством обороны совместно с заинтересованными органами исполнительной власти в рамках технического комитета 176 разработан национальный стандарт «Противоминная деятельность», который вступил в силу с 1 апреля этого года.
АККРЕДИТАЦИЯ И СЕРТИФИКАЦИЯ ПО НАПРАВЛЕНИЮ ПРОТИВОМИННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
Министерством обороны также проводится работа по аккредитации и сертификации по направлению противоминная деятельность. И на сегодняшний день мы смогли аккредитовать наш Центр разминирования для того, чтобы он мог проводить оценку соответствия организаций, которые могут заниматься мероприятиями противоминной деятельности.

Мы сейчас работаем над аккредитацией нашего Центра разминирования как органа по оценке контроля качества, чтобы он получил аттестат органа инспекции, который подтверждает возможность проводить контроль качества разминирования.

Если мы окончим эту работу до следующего года, то будем иметь полный цикл для сертификации операторов разминирования и проведения оценки контроля качества, и мы к этому готовы.
Минобороны обладает наибольшими возможностями по проведению разминирования в государстве. Количество наших инженерных войск, которые способны проводить разминирование, в разы больше, чем возможности ГСЧС. Но на сегодняшний день кроме мероприятий по разминированию они ещё выполняют мероприятия военного характера, направленные на отпор вооруженной агрессии РФ.

Частично у нас есть новое оборудование, с которым мы способны проводить качественное разминирование, но, к сожалению, говорить, что мы укомплектованы на 100% таким оборудованием, нельзя.

У нас до сих пор используются ещё советские средства поиска, которые в принципе надёжные, но уже технически и морально устаревшие. В частности, это машины для разминирования БМР ещё 1980-х годов времен Советского Союза.

Что касается персонала, то он есть и люди имеют опыт, и обучены. Но они не в полной мере обеспечены оборудованием.

Частично это оборудование закупается за средства минобороны. Частично нам помогают наши международные партнёры. Например, в рамках проекта с ОБСЕ в рамках противоминной деятельности мы получили миноискатели, средства защиты, медицинские аптечки средства маркировки опасных участков (таблички, и элементы огородженя. Но это не в полном объёме из того, что нужно нам.

По окончании войны Минобороны может одновременно предоставить для выполнения задач по разминированию 700 — 800 саперов (при условии полного укомплектування инженерных подразделений личным составом), а на сегодняшний день в зоне операции ОСС работает до 300 военных саперов, которые непосредственно занимаются разминированием. Но следует отметить, что в зависимости от задач количество саперов может меняться. Но приблизительно именно такое количество задействовано в противоминной деятельности.

ПОДХОД МИНОБОРОНЫ К ИЗМЕНЕНИЯМ В ЗАКОН О РАЗМИНИРОВАНИИ
У нас есть наработка по внесению необходимых изменений в закон, чтобы он действовал и максимально работал. Наш подход заключается в том, что мероприятия по гуманитарному разминированию проводить нужно максимально быстро и с максимально большим привлечением ресурсов, потому что с каждым днём это станет сложнее.

При этом нужно привлекать ресурсы как государственные, так и негосударственные, международные, коммерческие. Здесь нужно четко проводить линию по максимальному привлечению всех существующих ресурсов. Говорить, что это только будут делать ВСУ, а не ГСЧС, будет неправильно. Того потенциала, который есть отдельно в каждой структуре, будет недостаточно для быстрого проведения работ по разминированию.

Хочу отметить, что наши наработки предусматривали использование уже существующих в государстве элементов, которые работают, чтобы не создавать новое.

Потому что если создавать новое, то необходим, во-первых, колоссальный ресурс, а во-вторых, время. А у нас нет ни того, ни другого.

Например, наш Центр разминирования ВСУ имеет опыт, опытных специалистов, оборудование. И плюс он будет ещё аккредитован Национальным агентством по аккредитации Украины как орган оценки соответствия мероприятий по противоминной деятельности. Иными словами, он будет иметь все черты, которые необходимы Центру противоминной операций.

КООРДИНАЦИЯ МЕРОПРИЯТИЙ
— Если принимать во внимание международный опыт, то, как правило, создается национальный орган по вопросам противоминной деятельности и оперативный орган. Это две глыбы, на которых должна держаться противоминная деятельность в государстве.

Согласно постановлению Кабмина, утверждено положение о Минобороны как национального органа по координации противоминной деятельности. До этого такие полномочия были прописаны и практически продублированы в Указе Президента № 476, который, как противоречащий законодательству, недавно был отменен Президентом Владимиром Зеленским.

Национальный орган занимается разработкой государственной политики, а оперативный орган — Центр противоминных операций работает на исполнительном уровне, в то время как национальный орган — на стратегическом уровне.

Иными словами, на исполнительном уровне разрабатываются операции по проведению разминирования, проводится планирование этих мероприятий, контроль качества и сертификация.

Именно для этого мы аккредитуем наш Центр разминирования, чтобы он был способен выполнять задачи, которые присущи центру противоминных операций, то еть оперативного органа.

ФИНАНСИРОВАНИЕ
Сейчас правительственные организации, как ГСЧС, Минобороны эти мероприятия финансируют за счёт текущего бюджета. У нас есть подразделения в зоне проведения операций ОСС, и за счёт текущего бюджета минобороны у нас проводится мероприятия по разминированию. То есть отдельно на эти мероприятия у нас средства не выделяются.

Если бы средства выделялись непосредственно на эти мероприятия, то мы бы имели возможность закупить оборудование, премировать личный состав за подъём этих боеприпасов, что предусмотрено законодательством. Тогда было бы немного легче работать.

Международные организации работают напрямую, вы вспомнили об изменениях в статью 8 Закона, средствами доноров напрямую финансируется организация, которая здесь закупает оборудование себе и платит заработную плату персоналу. Что хорошо для нашей страны, потому что она не тратит бюджетные средства, а получает конечный результат этой работы.

Но все равно мы должны спланировать эту работу. Например, каждый год мы разрабатываем План гуманитарного разминирования загрязненных территорий, и там мы четко прописываем то, какие участки, кем очищаются и кем обследуются.

Когда-то мы были инициаторами разработки Государственной целевой программы противоминной деятельности, в которой хотели предусмотреть финансирование этих мероприятий, но, к сожалению, не прошла эта программа из-за отсутствия соответствующего закона.

А теперь уже есть закон, если внести в него правильные изменения, чтобы он заработал, то, я думаю, что у нас в скором будущем будет Государственная целевая программа.

СОТРУДНИЧЕСТВО С МЕЖДУНАРОДНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ
Что касается сотрудничества, то очень многие международные организации говорили нам следующее: пока у вас не будет закона о противоминной деятельности, говорить о выделении средств будет неуместно. Закон уже нужно начать реализовывать, и следующим шагом встанет вопрос средств.

Например, очень много раз принимал участие в заседаниях по Оттавский конвенции, где мы и рассказывали о ситуации, сложившейся в Украине и обращались с просьбой о помощи.

Нам нужно урегулировать эти вопросы на законодательном уровне. И урегулировать таким образом, чтобы они были действенными.

Закон предусматривают очень много новых механизмов, которые нужно создавать. А это очень сложный процесс и требует значительных финансовых вложениях. Поэтому его и сложно реализовать.

Что касается финансирования гуманитарного разминирования, то как раз лучше это делать в рамках программы. И можно делать, как сейчас делается напрямую донорскими организациями. Украина сертифицирует, определяет организации, которые способны это делать, и самое простое, это если доноры напрямую выделяют средства, и мы избегаем коррупции, проведения тендеров и всего остального.

По материалам: cripo.com.ua


Источник: “https://job-sbu.org/gumanitarnoe-razminirovanie-donbassa-82543.html”

Оставить комментарий