Карим Масимов после прихода к власти посадит родственников Назарбаева

10.08.2019 00:13
shadow

В Узбекистане руководители СМИ получили директиву – им строго настрого запрещается любое упоминание Ислама Каримова, покойного руководителя страны. А Академии наук Узбекистана и государственные учреждения еще ранее был направлен указ о том, что все портреты Каримов следовало немедленно убрать. Доходит до смешного – в Узбекистане штрафуют торговцев, продающих сувениры с изображением Ислама Каримова.

Похоже, пока в Узбекистане будет править нынешняя власть, все, что напоминает о Каримове, как и сам Каримов, подлежит забытию. Новое руководство страны посадило в тюрьмы, психушки родственников и подельников Каримова, отобрало у его детей доходный бизнес.

В соседнем Туркменистане памятник Туркмен-Баши, стоявший в центре столицы был демонтирован и перенесен куда-то на окраину города. Аналогичное происходило и со многими другими памятниками диктатору Ниязову.

Диктаторы ненавидят диктаторов, особенно тех, перед которыми им годами приходилось сгибать спину и опускать глаза.

Тоже самое случится и в Казахстане. Сколько бы не ставили памятников, переименовывали улиц и аэропортов в честь Нурсултана Назарбаева, придет время – и следующий диктатор будет все сносить и все стирать.

Даже если у власти окажется кто-то из родственников Назарбаева – ему не будет смысла хранить память об ошибках предыдущего диктатора, брать на себя ответственность.

Например, в случае прихода к власти Карима Масимова – и памятники снесут, и улицы переименуют, и заклеймят Нурсултана Абишевича врагом народа. И родственникам Елбасы тогда не сдобровать – их ждут конфискации, тюрьмы, психиатрические больницы.

Казахстан: цветная революция после ухода Назарбаева

Пока весь мир наблюдает за событиями на Донбассе, в Каталонии и Сирии, в соседней с Российской Федерацией стране тихой сапой свершается самая настоящая революция. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ о поэтапном переводе казахского языка с кириллицы на латиницу к 2025 году. Алфавит уже разработан и даже созданы новые графические изображения для девяти букв, передающих шипящие звуки. Это решение является отнюдь не случайным и не скоропалительным. Г-н Назарбаев сознательно идет на разрыв с Русским Мiром и Россией.

Латинская графика употреблялась для казахского языка в период с 1929 по 1940 гг. и была заменена на кириллицу. До этого казахский язык использовал преимущественно арабскую письменность. Латиница появилась как носитель казахской письменности в соответствии с общим направлением трансформации языков в СССР. Достаточно вспомнить книги известных авторов И. Ильфа и Е. Петрова. В «Золотом теленке» бюрократы города Черноморска собираются перевести делопроизводство на латинский язык. И это не шутка. Поход Остапа Бендера за деньгами подпольного миллионера Корейко, если соотнести литературные события с реальной историей страны, приходится как раз на 1929-1930 гг. Проект «русской латиницы» существовал, и он не воплотился в жизнь из-за международной обстановки и прихода в Германии к власти нацистов.

А ведь господа большевики подумывали о латинизации русского языка еще в далеком 1919 году, во всяком случае из документов Наркомпроса той поры известно, что переход активно готовился. В 1930 году комиссия Наркомпроса заявила: «Переход в ближайшее время русских на единый интернациональный алфавит на латинской основе - неизбежен».

Великий русский философ и публицист Константин Николаевич Леонтьев некогда отмечал: «Шапка-мурмолка, кепи и тому подобные вещи гораздо важнее, чем вы думаете; внешние формы быта, одежды, обряды, обычаи, моды - все эти разности и оттенки общественной эстетики живой, не той, т.е. эстетики отражения или кладбища, которой вы привыкли поклоняться, часто ничего не смысля, в музеях и на выставках, - все эти внешние формы, говорю я, вовсе не причуда, не вздор, не чисто "внешние вещи", как говорят глупцы; нет, они суть неизбежные последствия, органически вытекающие из перемен в нашем внутреннем мире; это неизбежные пластические символы идеалов, внутри нас созревших или готовых созреть...»

Если исходить из этого постулата Леонтьева гораздо легче понять, что же задумал президент Казахстана. Форма написания букв неизбежно разорвет традиции казахской литературы и молодым поколениям с неизбежностью будет затруднен, ежели и, вообще, не перекрыт нормальный доступ к литературе русской, к ценностям Русского Мiра, что однозначно ухудшит и общение, и взаимопонимание. Тот, кто работает с компьютером, отлично знает, что у типичных «юзеров» возникают всегда затруднения при быстром переходе при печатании текстов с русской на латинские языковые раскладки клавиатуры. И это не шутки, а факт нашего времени.

Назарбаев, отчего-то почитаемый как большой «друг» России, четко отправляет Казахстан в западную цивилизацию, постепенно разрывая отношения с северным соседом. Языковой майдан все равно остается майданом.

Казахский национализм спокойно перехватывает эстафету русофобии у украинских националистов, что и не удивительно. Казахстан, как и Украина — это искусственно сконструированные государства за счет России и против России. Украине советская власть передавала области, вычленяемые из исконно русских регионов. Но тоже самое происходило и с Казахстаном. Задумаемся над тем, что первой столицей Казахстана, тогда еще Киргизской АССР в составе РСФСР, стал в 1920 г. Оренбург. Неужели вы наивно полагаете, что казахские националисты это забыли? Нет, они ничего не забыли, и ничему не научились. Старый коммунистический партийный функционер Н. Назарбаев далеко не вечен и на смену ему придут рано или поздно, обязательно придут, казахские националисты. И Россия получит вариант «Украина-2014» уже на юго-востоке своих рубежей. Данную опасность не видит только слепой.

Реформа языка по Назарбаеву - это первый шаг к «украинизации» Казахстана. И разворот основных событий произойдет не завтра, а в историческом послезавтра. Но если за спиной Украины скрывается сытенькая и не желающая рисковать собою Западная Европа, то за Казахстаном находится Средняя Азия, где наступает исламизм, где социальная напряженность постепенно растет, подстегиваемая демографическим и экономическими факторами.

И остается лишь задать вопрос, аналогичный слогану известного американского фильма-катастрофы: «Где ты будешь послезавтра?»

Что с Россией случится послезавтра, когда лопнет мыльный пузырь относительного благополучия в Казахстане?..

Казахстан: революция или дестабилизация?

Лидер Казахстана гордился десятилетиями стабильности, однако та дала трещину.

Массовые уличные протесты граждан, боевики неясного происхождения, напавшие на оружейные магазины и даже воинскую часть, а также арест владельца казахстанской пивоваренной империи Тохтара Тулешова по обвинению в попытке государственного переворота. Объяснения казахстанских силовиков и президента страны обилуют нестыковками, тем временем версия журналиста Виталия Портникова выглядит весьма правдоподобно.

Что же на самом деле происходит в Казахстане?

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев появился перед согражданами спустя несколько дней после трагических событий в Актобе. Заявил о том, что происходящее похоже на подготовку к началу “цветной революции”. Пообещал принять дополнительные меры. Объявил траур. Но так ничего и не объяснил.

В интерпретации Назарбаева лица, совершившие террористические акты в одном из городов Казахстана, являются “приверженцами радикальных псевдорелигиозных течений” и получили инструкции из-за рубежа. Но в этом контексте совершенно неясно, какое отношение к этим получившим инструкции из-за рубежа бандитам имеет группа высокопоставленных казахстанских чиновников, которая была арестована на фоне терактов. И какое отношение и к приверженцам псевдорелигиозных течений, и к чиновникам имеет владелец казахстанской пивоваренной империи Тохтар Тулешов, которого называют организатором попытки государственного переворота в стране – несмотря на то, что бизнесмен, известный своими тесными связями с российскими коллегами, находится под арестом с начала года.

Стоило бы выбрать какую-то одну, более правдоподобную версию происходящего. Потому что если казахстанские “чекисты” говорят о попытке государственного переворота и аресте чиновников, а Назарбаев об этом даже не вспоминает и утверждает, что теракты совершены управляемыми из-за рубежа религиозными фанатиками – то получается, что президент и его силовики живут в двух разных Казахстанах. Впрочем, у меня есть серьезное подозрение, что ни тот, ни другой Казахстан не имеют никакого отношения к подлиннику.

Цветные революции”, которых так боится Нурсултан Абишевич, нигде и никогда не начинались с террористических актов и захвата арсенала в оружейном магазине средь бела дня. И с заговора группы чиновников, которые пытаются отстранить от власти главу государства, они тоже нигде никогда не начинались. “Цветные революции” – и на постсоветском пространстве, и в арабском мире – всегда и везде начинались с массовых народных выступлений. В Казахстане такие народные выступления – впрочем, отнюдь не такие массовые, как в Египте, Тунисе или Украине – прошли совсем недавно из-за несогласия граждан с реформой Земельного кодекса. Но как раз эти выступления и продемонстрировали, что казахстанская оппозиция слаба и отнюдь не является лидером протестов, а силовым структурам ничего не стоит разогнать собравшихся.

Поэтому то, что происходит в Казахстане – это не “цветная революция”. Это – дестабилизация. Такой дестабилизации, собственно, в Казахстане ожидают уже несколько лет, но связывали ее с возможным уходом с политической сцены бессменного президента страны. Но Назарбаев пока у власти и даже обращается к соотечественникам, а дестабилизация уже начинается. И это ее начало - демонстрация того, что в долговечность казахстанского режима перестали верить.

Чиновники грызутся между собой, потому что понимают: у власти останутся только те, кто на момент смены вех будет в кабинете, а не в тюремной камере. Происходят события, призванные посеять страх и заставить население мечтать о “сильной руке”, способной навести порядок и избавить население от террористов и заговорщиков – раз уж престарелый президент не справляется. Если уж ему так нравятся исторические аналогии, могу предложить всего одну, тоже недавнюю и куда более любопытную, чем “цветные революции”. Начало нового российского тысячелетия. 1999 год. Ельцин. Путин. Заговор элит против президента. Террористические акты в городах России. Помните, Нурсултан Абишевич?

Нам остается только понять, кто именно начал с помощью арестов и терактов готовить Казахстан к возможной передаче власти или просто появлению преемника – сам Назарбаев или те в руководстве страны, кто играет против Назарбаева. Или те, кто получает “инструкции из-за рубежа” – возможно даже, из очень ближнего зарубежья.

Не думаю, что ответ на этот вопрос заставит себя долго ждать. Но на пути к этому ответу казахстанцам придется пережить еще не один трагический день.

Кто такой Тохтар Тулешов?

Впервые о существовании самого Тохтара Тулешова казахстанская общественность узнала лишь в начале июня 2006 года. В те дни появилась информация, о завершающих этапах съемок казахстанско-американского блокбастера "Султан Бейбарс". Из опубликованных статей стало известно, что новый фильм снят по сценарию Ермека Турсунова, а идейным вдохновителем и продюсером блокбастера являлся владелец компании "Шымкент Pictures" Тохтар Тулешов.

Не менее громким стало появление Тохтара Тулешова и в качестве спортивного функционера. На состоявшемся 23 марта 2007 года в столице Тайваня Тайпее конгрессе Международной ассоциации любительского бокса (AIBA) Тулешов был единогласно выбран в качестве руководителя одного из комитетов ассоциации. При этом президент AIВA Чин Куо Ву, представляя Тулешова, охарактеризовал его как "успешного бизнесмена, умелого организатора и генератора современных идей и направлений".

Любопытная деталь: исполнительным вице-президентом AIBA в те дни являлся известный узбекский предприниматель Гафур Рахимов (ныне гражданин РФ), который в феврале 2012 года был назван Казначейством США одним из руководителей объединённой преступной группировки "Братский круг" и лидером узбекской наркоторговли. Ранее Гафура Рахимова персоной нон-грата объявило правительство Австралии, отказав ему во въезде на Олимпийские игры в Сиднее 2000 года.

В поле зрения российской и казахстанской прессы он не попадал, да и в числе экспертов либо представителей какой-либо организации не значился. Даже несмотря на то, что в своей биографии указал, что был председателем двух экспертных советов при Государственной думе РФ, являлся советником верховного атамана Союза казачьих общественных объединений РК и имел отношение к "Русской общине" Казахстана.

Первое упоминание о Тохтаре Тулешове появляется только в феврале 2012 года. В своём блоге "Живого Журнала" некий Олег Зенор описывает встречу в Санкт-Петербурге со своим "старым знакомым" из Казахстана – Тохтаром Джусиповичем Тулешовым. Здесь же появляется и обширное интервью Тулешова, в котором он делится мыслями о ситуации в Республике Казахстан, объясняя причину своего появления в Госдуме Российской Федерации в качестве эксперта.

Особенно Тулешова беспокоит наблюдаемая в Казахстане, по его мнению, тенденция по искусственному вытеснению из повседневной жизни русского языка (цитата): "Например, некоторые региональные чиновники нарушают на местах закон "О языках в Республике Казахстан", принимая на работу в государственные органы лиц, не владеющих двумя языками, либо сознательно игнорирующих русский язык. В результате мы получаем ситуацию, когда пожилой человек, который уже в силу возраста не выучит государственный язык, попадая в данные учреждения, не может получить квалифицированную помощь или не может получить интересующую информацию, так как всё изложено только на казахском языке. А что будет, если такой человек по этим же причинам не получит квалифицированную помощь в медучреждении или спасательных службах? Такие действия грубо нарушают конституционные права граждан и напрямую нарушают языковую политику проводимую Президентом".

Перспективы революции в Казахстане?

В последнее время на фоне событий на Ближнем Востоке много говорится о перспективах развития революционной ситуации или революционных изменений в Казахстане. Несомненно, данный вопрос очень интересен и занимателен уже по определению. Поэтому зададимся вопросами: «Какова вероятность развития революции в Казахстане?», «в какой форме она возможна: в виде радикальных изменений, инициированных сверху, или снизу?».

Предварительно необходимо сделать ряд вводных замечаний. Во-первых, происходящие события на Ближнем Востоке практически не относятся к революциям. На чем основывается такое соображение? Под революцией понимают радикальное, фундаментальное переустройство общества, его основных подсистем, определяющих развитие государства в целом. Главной характеристикой, атрибутом, основой революции является глубокое изменение общественного сознания, предшествующее кардинальному изменению политической системы. Возможно поэтому, так называемые цветные революции многие специалисты не относят к классическим революциям.

Произошедшее в Египте, Тунисе, Ливии, Бахрейне и Сирии стало возможным в большей мере «благодаря» внутриэлитному противостоянию за власть и связанные с ними преференции. По всей видимости, имеющиеся социально-экономические и общественно-политические требования народов этих стран были использованы как катализатор революционного участия масс. Следует отметить, что эти требования нельзя рассматривать как глубоко осознанные. Не случайно в этих странах обществом не был масштабно поставлен вопрос о фундаментальном переформатировании политико-экономической системы.

Но как бы то ни было из ситуации на Ближнем Востоке необходимо сделать выводы для Казахстана. Для этого вернемся опять к теории. В современной теории принято выделять ряд факторов революции. Среди этих факторов не все могут быть применимы к нашей действительности. Можно выделить следующие теории революций, которые имеют актуальность для современных реалий нашего общества.

Согласно марксистской теории, главной причиной революции выступает глубокая неудовлетворенность общества существующим социально-экономическим строем. В теории элитологии главной причиной революции считают ситуацию, когда процесс циркуляции, обновления элит не работает. В теории модернизации главным фактором революции рассматривают состояние общества, когда его политические запросы не соответствуют политическим реалиям.

Из вышеприведенных факторов некоторые имеют место в Казахстане. Социально-экономическая и политическая системы нашего государства вызывают чувство неудовлетворенности у значительной части общества. Насколько прозрачен механизм циркуляции нашей властной элиты, говорить не приходится. Мы все с вами знаем, как обстоит дело в этом вопросе. В нашем обществе широко распространено недовольство тем, как высшая прослойка государственных органов на местах и в центре, по сути, стала представлять из себя «кланы», сформированные по родственной, земляческой и иного характера интересам принадлежности.

Способны ли эти проблемы привести к революционному движению в нашей стране? Да, в стране наблюдаются, время от времени, различные протестные акции. Но данная ситуация вряд ли приведет к революционному движению масс в Казахстане. В этом вопросе я солидарен с российским политологом М. Урновым, который полагает, что постсоветское общество, в отличие от западного выходит на широкомасштабные протестные акции не тогда, когда живется плохо, а когда начинают происходить улучшения.

Вместе с тем, нельзя полагать, что массовый революционный протест в Казахстане практически исключен. Он вполне вероятен, тем более широкие слои казахстанцев не устраивает характер социально-экономических отношений в нашей стране. Как показывает история, революционные движения масс в большинстве своем не разворачивались спонтанно, а происходили при активной организационной поддержке некоторых сторон. В этом свете симптоматично звучат слова Ленина о том, что для успеха революции необходимо три вещи: организация, организация и еще раз организация. Недавний опыт Ближнего Востока показывает, что разворачивание революционного движения масс в нашей стране вполне возможно при наличии организационного толчка. Откуда этот толчок может исходить?

Ответом на этот вопрос является сама сущность общественно-политической системы нашей страны. Многие политологи, определяют политический режим нашей страны как неопатримониальный, главным признаком которого является наличие сетей клиентарно-патронажных связей. При такой системе весь тон социально-экономической, общественно-политической жизни в стране задают взаимоотношения, деятельность элитных группировок. В результате практически вся страна состоит из зон определенных интересов элит. Главное в данном случае, чтобы не возник конфликт их интересов. Для этого необходимо поддерживать баланс сил элитных группировок, что обеспечивается во властном центре. В нашей стране арбитром взаимоотношений элит, поддержания баланса их сил является Н. Назарбаев. И, вполне очевидно, такое положение вещей устраивает большинство наших элитариев. Вот уже на протяжении практически 20-ти лет Н. Назарбаев не выпускает из рук нити контроля внутриэлитной ситуации. По всей видимости, именно это обстоятельство является главным фактором наличия общественно-политической стабильности в нашем государстве.

Таким образом, по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе возможность революции в нашей стране будет прямо пропорционально зависима от ситуации на властном Олимпе в Астане. То есть возможность революции «снизу» в нашей стране прямо пропорционально зависима от возможности притязаний элит на верховную власть. По всей видимости, такой риск существует. Тому свидетельством стала ситуация вокруг внеочередных президентских выборов.

В преддверие этих выборов была выдвинута идея о проведении референдума на предмет продления полномочий Н. Назарбаева до 2012 года. Ранее я указывал на то, что главной причиной, как этой идеи, так и внеочередных президентских выборов стала проблема преемственности верховной власти в нашей стране. Кадровые перестановки, последовавшие после 8-го апреля 2011 г., показывают, что начал создаваться определенный (в первую очередь социально-экономический) задел для начала эстафеты прихода к власти политического наследника Н. Назарбаева. Но для того, чтобы преемственность состоялась, необходимо выполнить главное условие жизнеспособности неопатримониального режима – сохранение баланса сил основных элитных группировок. Для этого необходимы серьезные изменения политического характера в виду того, что вряд ли найдется полноценная замена Н. Назарбаеву. По-видимому, Н. Назарбаев именно этим и будет заниматься в ближайшие два-три года. Как раз, в данном случае, может быть, мы будем иметь дело с революцией сверху.

А. Чеботарев в своей статье «Революция сверху: быть или не быть?» отмечает необходимость опоры президента на гражданское участие для укрепления своих позиций главы государства. С этим трудно не согласиться. В последнее время в Акорде, по всей видимости, происходят определенные события, которые требуют от Н. Назарбаева принятия судьбоносных решений не только для будущего своих властных позиций, но и для всего нашего общества, государства. Эта необходимость продиктована в первую очередь тем, что наша политическая система замкнута на президента и выстроена под него. Во многом именно это обстоятельство стало основой функционирования нашей политической системы в виде совокупности сетей клиентарно-патронажных связей.

Наличие клиентарно-патронажных связей неизбежно ведет к дальнейшему увеличению количества их сетей. Этот рост может происходить, как в арифметической, так и геометрической прогрессии. Все зависит от того, какая мотивация (тщеславие, корысть и т.д.) и какие условия (противоборство группировок, возглавляющих эти сети и т.д.) находятся в основе этого процесса. Но в конечном итоге умножение сетей клиентарно-патронажных связей по принципу «вассал моего вассала – не мой вассал» приводит к конфликту интересов, от которого недалеко до разбазаривания страны. За которым и недалеко до возникновения различных революционных ситуаций, когда массы будут направляться умелой рукой.

Уже сейчас, по-видимому, есть угроза того, что в Акорде среди ряда элитных группировок зреют свои планы, альтернативные видению действующего президента механизмов и особенностей преемственности верховной власти в стране. И это неудивительно, поскольку элитам, имеющим крупные интересы во многих сферах казахстанской экономики, необходимо быть уверенным, что в будущем сфера их интересов не подвергнется пересмотру и денонсированию.

В этих условиях Н. Назарбаеву необходимо предпринять шаги, которые обеспечат не только безболезненную передачу верховной власти, но и также создадут прочный фундамент для построения новой конфигурации политической системы, когда она будет функционировать согласно цивилизованным правилам игры. В этом, собственно, отражается тот факт, что политика, по сути, является реализацией социальной власти в пределах, выработанных самим обществом ограничений.

Вполне возможно, что Н. Назарбаев приложит максимум усилий для сохранения в Казахстане суперпрезидентской республики. При этом он, скорей всего, будет опираться на своих верных сподвижников. Главной базой прочности верховной власти Н. Назарбаева и его преемника является так называемая «старая гвардия президента». Вопрос только в том, насколько хватит жизненных сил «старой гвардии президента». Но как показывает теория и практика, чрезмерное дистанцирование власти от формальных, неформальных и институциональных правил политического процесса в конечном итоге приводит к падению авторитарных режимов.

В этом свете для Казахстана революцией, исходя их сложившейся общественно-политической ситуации, можно считать коренной пересмотр формата взаимоотношений между властью и бизнесом, собственностью. По всей видимости, именно такой разворот событий можно рассматривать революцией для наших условий, поскольку развитие всей нашей страны в целом определяется характером взаимоотношений нашей власти и собственности.

Для реализации этой фундаментальной задачи необходимо сделать более прозрачным процесс взаимодействия элит на властном уровне. Повышение прозрачности политического процесса стимулирует быть более осторожными элитариев. Наиболее лучшей и легитимной площадкой повышения прозрачности политического процесса может стать парламент. При том условии, если повысятся его контрольные функции за правительством. В этом заключается одно из главных условий жизнеспособности политического капитализма. Мировая политическая история показала эффективность парламента в качестве площадки диалога элитариев по основным путям развития страны. Так элитарии в первую очередь стран Западной Европы обезопасили себя от неожиданных внутриэлитных эксцессов и столкновений интересов.

Специфика нашей политической системы такова, что ее политические институты сильно персонифицированы. Иначе говоря, увязываются в политическом сознании граждан с руководителями политических институтов. Коллективные же институты, такие как парламент, выступают в большей мере как необходимый элемент законодательного оформления, легитимации деятельности власти. То есть многопартийный Парламент в РК может стать формой общественной легитимации верховной власти Н. Назарбаева и его возможного преемника. Многопартийный парламент также необходим в виду того, что базой, основой НДП «Нур Отан» являются ее региональные филиалы, которые в большинстве своем контролируются главами местных областных администраций. Многие из глав местных областных администраций в свою очередь являются ставленниками ряда элитных группировок. Собственно, большинство элитных группировок нашего государства образуются выходцами из регионов, которые продолжают затем оставаться одной из их ресурсных баз. В этой связи только кардинальное переформатирование социально-экономической и общественно-политической систем нашей страны поможет избежать негативной трансформации такого рода клиентарно-патронажных связей.

Но как говорится: человек предполагает, а бог располагает. По-иному говоря, предстоит нам быть свидетелями революционных преобразований в нашем государстве, или нет - все, в конечном итоге, зависит от решения Н. Назарбаева. Тем не менее, есть надежда на то, что он, все-таки, осознает необходимость расширения гражданского участия в политическом процессе Казахстана посредством проведения революционной реформы сверху.

Источник: Гипотеза

Оставить комментарий